История вещей

(22:05) История вещей с Анни Леонард 2007 The Story of Stuff. 74 Мб

У вас есть карманный плеер или что-нибудь такое?

Лично, я, действительно, не много помешалась на своих вещах.

Вы когда-нибудь думали, откуда берутся все вещи, которые мы покупаем, и куда они идут, когда мы их выбрасываем?

Я не могла отделаться от этой мысли. И я начала искать.

В учебниках говорилось, что наши вещи просто проходят следующие стадии: добыча, производство, распределение, потребление, утилизация. Всё вместо это называется материальной экономикой. Ну, что же, я выяснила ещё немного. На самом деле, я потратила 10 лет путешествий, выясняя, откуда берутся вещи и куда они уходят.

И знаете что я выяснила?

Что это не вся правда. В объяснении многое упущено.

На первый взгляд, система со стороны кажется нормальной. Никаких проблем. Но правда в том, что система испытывает кризис. Причина этого кризиса в том, что система линейна, а мы живём на планете, имеющей ограниченный срок существования, на такой планете невозможно бесконечно работать с линейной системой.

Делая очередной шаг, эта система взаимодействует с реальным миром. В жизни это не происходит на пустом месте. Это взаимодействие затрагивает общества, культуры, экономики, окружающую среду. И на протяжении всего пути, система сталкивается с ограничениями.

Здесь мы не видим ограничений, так как диаграмма не завершена. Поэтому давайте вернёмся назад и найдём те части картинки, которые отсутствуют.

Пожалуй, самое важный отсутствующий элемент — это люди. Да, люди. Люди постоянно живут и работают в этой системе.

И некоторые люди в ней значат больше, чем другие; некоторые имеют немного больше права голоса. Кто они?

Начнём с правительства.

Сегодня мои друзья говорят, что как символ правительства нужно использовать танк, и это справедливо для многих стран, и становится всё более актуальной для моей страны после того, как более 50% средств из федеральных налогов тратится на армию, но я использую человека для обозначения правительства потому что верю, что правительство выбирается из народа, народом и для народа.

Работа правительства — опекать и заботиться о нас. Такова их работа.

Символ правительства танк

Cъедает половину налогов общества

Мировой военный и космический бюджеты

Затем идут корпорации.

Причина, почему корпорации кажутся больше правительства состоит в том, что корпорации действительно больше правительства. Из 100 крупнейших экономик в мире, 51 — корпорации.

Поскольку корпорации выросли в объёме и силе, мы видим небольшие изменения в правительстве, которое больше озабочено тем, чтобы всё было хорошо у тех парней, а не у нас.


51 из 100 крупнейших экономик это корпорации

Правительство обслуживает не народ, а корпорации

Хорошо, посмотрим, чего ещё не хватает на картинке.

Начнём с добычи.

За этим чудным словом стоит эксплуатация природных ресурсов, а за ней — замусоривание планеты. Она проявляется в спиливании деревьев, горных работах для получения метала, использовании всей воды и уничтожении животных.

Так мы пересекаем первую границу.


Добыча

Леса в США 1978 и 2012

Леса легкие планеты

У нас заканчиваются ресурсы. Мы используем слишком много вещей. Я знаю, это тяжело слушать, но такова правда и мы должны признать её.

За последние 30 лет мы потребили одну треть природных ресурсов планеты. Потребили безвозвратно. Мы вырубаем, добываем, транспортируем и выбрасываем так быстро, что подрываем саму способность планеты давать людям жизнь. Я живу в США, и у нас осталось менее 4% настоящих лесов. Сорок процентов рек и озер стали непригодны для питья. И наша проблема не только в том, что мы используем слишком много вещей, а в том, что мы используем больше природных ресурсов, чем наша доля.


Природные ресурсы

Леса в США

Водные ресурсы США

Мы (США) имеем 5% мирового населения, но потребляем 30% мировых ресурсов. И создаём 30% отходов в мире. Если бы все потребляли на уровне США, нам потребовалось бы от 3 до 5 планет.

И знаете что? У нас есть только одна.


Глобальные ресурсы

Пять планет

Так что ответ моей страны на это ограничение — пойти и забрать чужое!

Это — страны третьего мира, который, как скажут некоторые, лишь иное название для размещения нашего мусора на чужой территории. Лишь иное название для наших вещей, которые каким-то образом попали на чью-то еще землю.

На что это похоже? Всё на то же: захламление территории. 75% рыбы вылавливается на уровне или сверх нормы. 80% исходного объёма лесов утеряно. Только в районе Амазонки мы теряем 2000 деревьев в минуту. Это семь футбольных полей за минуту.

А как на счёт людей, которые там живут?

Что ж. Как говорят некоторые, они не владеют этими ресурсами даже если они и жили там поколениями. Они не владеют средствами производства и они не покупают много вещей.

А в системе, если ты не покупаешь или не продаёшь много вещей, ты бесполезен.


Захват ресурсов стран третьего мира

2000 деревьев в минуту

Людей тоже выбрасывают.

Затем материалы идут в производство, и здесь мы используем энергию для смешивания токсичных химикатов с природными ресурсами, чтобы изготовить товары, загрязнённые токсинами. Сегодня в коммерции существует более 100_000 синтетических химических веществ. Только про небольшую часть из них мы знаем, как они воздействуют на здоровье человека, но НИ ОДИН из них не был проверен на то, как он будет воздействовать на здоровье в компании с другими химикатами. Это означает, что каждый день, когда они взаимодействуют друг с другом, мы подвергаемся опасности.

Итак, мы не знаем о полном воздействии этих токсичных веществ на наше здоровье и окружающую среду.

Но знаем одно: Яды на входе, Яды на выходе.

Пока мы продолжаем добавлять токсины в систему производства, мы будем получать токсины в вещах, которые приносим домой, на работу, в школу. И, конечно, в наши тела! Например, бромины, бромированные антипирены. Они делают вещи огнеупорными, но они сверхтоксичны. Это нейротоксины, то есть они токсичны для мозга. Что мы вообще делаем, когда используем такие химикаты? И всё равно мы используем их для компьютеров, приборов, диванов, матрасов и даже подушек. На самом деле, мы берём наши подушки, окунаем их в нейротоксины и потом приносим домой, и кладём на них голову для 8-часового сна. Не знаю точно, но, наверное, в стране с таким потенциалом можно придумать иной способ сохранить наши головы от огня ночью. Эти токсины встраиваются в пищевые цепочки и накапливаются в наших телах.


Производство

Токсины

Токсичные подушки.

Знаете ли вы, какой продукт находится на вершине пищевой цепочки и содержит больше всего ядов? Женское грудное молоко.

Это значит, что мы достигли точки, когда самые маленькие члены наших семей — наши дети получают самую большую в жизни дозу токсичных химикатов от своих матерей в момент кормления грудью.

Не является ли это ужасным нарушением?

Кормление грудью — это фундаментальный процесс вскармливания ребёнка; он должен быть священен и безопасен. Сейчас кормление грудью — все равно лучший выход, и матери безусловно должны продолжать кормить детей грудью, но мы должны защитить это. Они должны защитить это. Я думала, они оберегают нас. И, конечно, люди, которые больше всего испытывают воздействие химикатов - рабочие заводов, многие из которых — женщины в репродуктивном возрасте. Они работают с веществами, токсичными для репродукции, способными вызывать рак и т.д. И я спрашиваю Вас — какая женщина в детородном возрасте будет работать там, где она подвергается воздействию токсинов на репродуктивную систему, кроме той, у которой нет другого выбора?

И это — одна из «прелестей» этой системы?

Разрушение местной природы и экономики здесь обеспечивает постоянное появление людей, у которых нет иного выхода. Во всём мире 200_000 человек ежедневно едут из своих насиженных мест, которые поддерживали их поколениями, в города. Многие будут жить в трущобах, искать работу, неважно, насколько токсичной она будет.

Поэтому, как Вы видите, в этой системе выбрасываются не только ресурсы, но и люди. Выбрасываются целые сообщества.


Грудное молоко с ядами

Рабочие получают самую большую порцию токсинов

Вынужденным мигрантам придётся работать в самых ядовитых и жить в опасных условиях.

Да, яды на входе — яды на выходе.

Многие из них покидают заводы в виде готовой продукции, но больше — в виде брака или загрязнения. Большого объёма загрязнения. В США, промышленники признаются в выбросе около 2 миллионов тонн химикатов в год. Наверняка, цифры гораздо больше, чем они говорят. И вот ещё одна граница, поскольку, конечно, кто захочет вдыхать 4 миллиарда фунтов токсичных веществ в год?

И что они делают?

Перемещают грязные производства в другие страны. Загрязним чужую землю!

Но сюрприз, значительная часть загрязнённого воздуха возвращается обратно к нам с ветром.

Итак, что происходит после того, как эти ресурсы стали товарами?

Они переходят сюда, к распределению. Сегодня распределение означает «продайте весь этот загрязнённый токсинами хлам как можно быстрее». Цель здесь — сохранять цены низкими, сохранять покупателей и сохранять движение товаров.

Как они сохраняют низкие цены? Они не очень много платят работникам складов и скупятся на медицинских страховках при каждом удобном случае. Всё это — экстернализация издержек. На самом деле, это значит, что реальная стоимость изготовления вещей не учитываются в цене. Иными словами, мы на самом деле не платим за товары, которые покупаем.

Я как-то думала об этом. Я шла на работу и хотела послушать новости, поэтому зашла в магазин, чтобы купить приемник. Я нашла там симпатичный аппарат за 4 доллара и 99 центов. Я стояла в очереди и думала, как 4.99 могут покрыть все издержки производства этого радиоприемника и его доставки в мои руки? Металл, наверное, добыт в Южной Африке, нефть — в Ираке, пластик — изготовлен в Китае, и всё это, должно быть, собрано руками 15-летнего работника на сборочном заводе в Мексике. 4,99 доллара даже не покрыли бы аренду места в шкафу, которое радио занимало, пока я не пришла, не говоря уже о зарплате продавца, или нескольких океанских круизов и поездок на грузовике.

Так я поняла, что не плачу за радио.


Думала об этом

Полное производство

Зарплата, аренда и доставка.

А кто платил?

Те люди, которые заплатили потерей природных ресурсов. Эти люди заплатили потерей чистого воздуха, ростом легочных и раковых заболеваний. Дети в Конго заплатили своим будущим — 30% детей в районах Конго должны покидать школы, чтобы добывать медь, металл, который мы используем в нашей одноразовой электронике. Эти люди заплатили тем, что вынуждены сами оплачивать свою медицинскую страховку. Во всей этой системе люди корпели, чтобы я могла получить радио за 4,99. И никто из этих работников не упомянут в бухгалтерской книге. Вот что я имею в виду, когда говорю, что владельцы экстернализируют издержки производства.

И это приводит нас к золотой стрелке потребления.

Это сердце системы, её двигатель. Оно настолько важно, что защита этой стрелки — главный приоритет для тех парней. Вот почему после 11-го сентября, когда наша страна была в шоке, и Президент Буш мог предложить всё что угодно: горевать, молиться, надеяться. Но НЕТ.

Он сказал, пойти за покупками. ЗА ПОКУПКАМИ?!


Золотая стрелка потребления

Правительство и корпорации защищают стрелку

Президент Буш предложил покупать.

Мы стали нацией потребителей. Мы идентифицируем себя с потребителями, не с матерями, учителями, фермерами, а с потребителями. Наша ценность в первую очередь измеряется и демонстрируется вкладом в эту стрелку, тем, сколько мы потребляем. И мы потребляем!

Мы покупаем, покупаем и покупаем. Сохраняем движение товаров. И они текут!

Угадайте, какой процент от всего потока товаров в этой системе сохраняется или используется по прошествии 6 месяцев с момента продажи в Северной Америке. Пятьдесят процентов? Двадцать? НЕТ. Один процент. Один! Иными словами, 99 процентов вещей, которые мы собираем, добываем, обрабатываем, транспортируем — 99% вещей, которые мы пропускаем через систему выбрасывается через 6 месяцев. И как мы можем управлять планетой, когда столько материалов выбрасывается? Так было не всегда.

Сегодня средний человек в США потребляет в среднем в 2 раза больше, чем 50 лет назад. Спросите у своей бабушки. В её дни ценились распорядительность, изобретательность и бережливость.

Итак, как это произошло? Это не просто произошло. Всё было продумано!

Сразу после Второй Мировой войны, эти ребята думали, как бы поднять экономику. Аналитик по розничной торговле Виктор Лебов предложил решение, которое стало нормой для всей системы. Он сказал: наша чрезвычайно продуктивная экономика ... требует, чтобы мы сделали потребление образом жизни, чтобы мы превратили покупку и использование товаров в ритуалы, чтобы мы искали душевного удовлетворения, удовлетворения нашего эго в потреблении. Нам надо потреблять вещи, сжигать, замещать и отказываться от них с всевозрастающей скоростью. И глава Совета по экономике Президента Эйзенхауэра сказал: что Конечная цель американской экономики — производить больше потребительских товаров.


Думали как увеличить экономику после Второй Мировой Войны

Виктор Лейбов предложил.
Любезные евреи и иудие,
ну, ладно, мы, гои, чиканутые,
но вы в какую пропасть нас всёх отправляете?
Клево, что мы такие умные, но нельзя ли вашим гениальном умом придумать что-нибудь прикольное?

БОЛЬШЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ТОВАРОВ???

Наша конечная экономическая цель? Не забота о медицине, образовании, безопасной транспортировке, или устойчивости или правосудии? Потребительские товары? Как они вообще могли протащить такую программу?

Две их наиболее успешных стратегии — запланированное устаревание и вынужденное устаревание.

Запланированное устаревание — другое название для товаров, «проектируемых на свалку».

Это значит, что они фактически заставляют, чтобы производимый хлам становился бесполезным как можно раньше, для того, чтобы мы выкидывали его и покупали новый. Это становится очевидным на примере пластиковых пакетов и чашек для кофе, но сейчас масштабы увеличились: швабры, DVD, фотоаппараты, даже мангалы — всё! Даже компьютеры. Вы замечали, что когда Вы покупаете компьютер, технология так быстро устаревает, что за несколько лет он уже препятствие для коммуникации. Мне было любопытно, и я открыла большой настольный компьютер, чтобы посмотреть, что там внутри. И я узнала, что деталь, которая изменяется каждый год — это маленький кусочек в углу. Но Вы не можете просто его заменить , потому что каждая новая версия имеет другой размер; чтобы обновить компьютер, надо полностью выбросить старый.

Я читала цитаты из журналов по промышленному дизайну с 1950-х, когда движение за запланированное устаревание только начиналось. Эти разработчики открыто говорили о нём. Они даже обсуждали, как быстро можно заставить вещь ломаться, и как сохранить веру потребителя в продукт, чтобы он пришёл и купил ещё один. Это было спланировано.

Но вещь не может ломаться достаточно быстро, чтобы сохранять стрелку наплаву, поэтому существует «вынужденное устаревание». Сегодня «вынужденное устаревание» убеждает нас выбрасывать вещи, которые по-прежнему полезны. Как они это делают? Они изменяют вид вещи, так что если Вы покупали свою вещь несколько лет назад, все будут говорить, что в последнее время Вы не сделали вклада в стрелку. А поскольку вкладом мы демонстрируем свою ценность, это может расстраивать. У меня 5 лет был точно такой же толстый белый монитор на столе. Моя коллега просто купила новый компьютер. У неё плоский блестящий монитор с плоским экраном. Он подходит к её компьютеру, он подходит к её телефону, даже к подставке для ручек. Она выглядит так, будто управляет командным отсеком космического корабля а я, как будто на моём столе стоит стиральная машина.

Мода — это ещё один пример. Вы когда-нибудь задумывались, почему каблуки на женской обуви один год толстые, а другой – тонкие, а потом — снова толстые? Это не потому, что идут дебаты о наиболее благоприятной с точки зрения здоровья женских ног структуре каблуков. Всё потому, что если Вы носите толстые каблуки в сезон тонких, это покажет всем, что Вы не внесли свой вклад в стрелку потребления и Вы не так ценны, как та дамочка на тонких каблуках рядом с Вами, или из какой-нибудь рекламы. Главное, чтобы Вы продолжали покупать новую обувь.

Реклама и СМИ в целом играют здесь важную роль.


Мода женского каблука

Вы не внесли свой вклад в стрелку потребления и Вы не так ценны.

Реклама и СМИ делают свой вклад в стрелку.

Каждого из нас в США атакуют 3000 рекламных объявлений в день. За один год мы видим больше рекламы, чем человек 50 лет назад видел за всю свою жизнь. А идея рекламы, только в том, чтобы объяснить нам как плохо то, что у нас есть. Итак, 3000 раз в день нам говорят, что наши волосы – не те, кожа - не та, одежда – не та, мебель, машины — не те, мы — не те, но всё можно исправить, если просто пойти за покупками.

СМИ также помогают нам, пряча всё это и это, так что единственная часть материальной экономики, которую мы видим — это покупки. Добыча, производство и утилизация происходит вне нашего поля зрения.


Реклама

Реклама в материальном мире.

СМИ прячут от нас всю материальную экономику, оставляя только золотую стрелку потребления.

Итак, в США сейчас больше товаров, чем когда-либо, но опросы показывают, что чувство радости у наших граждан падает. Оно достигло пика в 1950-х, в то время, когда началась эта мания потребления.

Хммм. Интересное совпадение.

Мне кажется, я знаю почему. У нас больше вещей, но меньше времени на те вещи, которые действительно делают нас счастливыми: семью, друзей, отдых. Мы работаем усерднее, чем когда-либо. Некоторые аналитики говорят, что у нас меньше времени на отдых, чем было у людей в феодальном обществе.

А знаете ли Вы, каковы два основных действия, которые мы осуществляем в наше скудное свободное время? Смотрим телевизор, и занимаемся покупками.

В США мы тратим в 3-4 раза больше времени на покупки, чем наши коллеги из Европы. Так что мы находимся в глупой ситуации, когда мы идём на работу, а, может, и на две, уставшие приходим домой, падаем на диван и смотрим телевизор, а реклама говорит «Ты — неудачник», и поэтому надо ехать в магазин, чтобы купить что-нибудь, что поможет почувствовать себя лучше, так что надо больше работать, чтобы платить за вещи, которые мы только что купили, и мы приходим домой еще более усталые, садимся и опять смотрим телевизор, а он говорит снова идти в магазин, так мы попадаем на беговую дорожку работать-смотреть-тратить, но надо просто остановиться.


Работает, тратим, смотрим

Беговая дорожка.

Хватит кормить стрелку.

Итак, что происходит со всем хламом, который мы покупаем?

На таком уровне потребления, он не может поместиться у нас дома, хоть средний размер домов удвоился в США с 1970-х. Всё это идёт на свалку.

И здесь мы сталкиваемся с утилизацией. Эта та часть материальной экономики, которую все мы знаем, поскольку нам самим надо нести мусор на помойку. Каждый из нас в США ежедневно производит около 2 килограммов мусора. Это в два раза больше, чем тридцать лет назад. Весь этот мусор либо выбрасывается на свалку, которая является простой ямой в земле, или, если вам очень не повезёт, он сперва сжигается в мусоросжигательном заводе, а затем выбрасывается на свалку. Оба этих способа загрязняют воздух, землю, воду, и, не забудьте, изменяют климат.


Мусор

Переработка отходов.

Сжигание — это очень плохо.

Помните все эти яды на стадии производства? Сжигание отходов высвобождает их в воздух. И даже хуже, это создаёт новые супер-токсиканты. Например, диоксины.

Диоксины — это самые токсичные из известных науке веществ, созданных человеком. А заводы для сжигания отходов — источник диоксинов No1. То есть, мы можем убрать источник самого токсичного вещества, созданного человеком, просто перестав сжигать отходы. Мы можем сделать это сегодня.

Многие компании не хотят иметь дело с постройкой свалок и заводов для сжигания отходов здесь, поэтому они просто экспортируют утилизацию.


Яды производства это яды переработки мусора

Сильные яды — диоксины.

Экспорт утилизации отходов.

Как на счёт переработки? Она помогает? Да, переработка помогает. Она сокращает количество отходов здесь и сокращает добычу ресурсов и производство новых вещей там.

Да, да, да, мы все должны заниматься переработкой отходов. Но её одной недостаточно. Переработки никогда не будет хватать. По нескольким причинам.

Во-первых, мусор, который поступает из наших домов — это только верхушка айсберга. Для каждого ведра с отходами, который Вы везёте на свалку, было изготовлено 70 ведёр отходов, чтобы отходов хватило на то ведро, которое Вы везёте на свалку. Так что даже если мы будем перерабатывать 100% отходов, который производят наши домохозяйства, это не решит суть проблемы. Также, значительная часть отходов не может быть переработана, потому что в них много токсинов, или потому что они разработаны так, чтобы их НЕЛЬЗЯ было переработать. Как те упаковки для сока со слоями метала, бумаги и пластика спрессованными вместе. Их невозможно разделить для настоящей переработки.


Отходы производства.

Пакеты сока со слоями метала, бумаги и пластика спрессованными вместе

Как Вы видите, система испытывает кризис. На всём пути мы сталкиваемся со множеством границ. От изменения климата до снижения чувства радости — она просто не работает.

Но хорошая новость в том, что такая масштабная проблема имеет очень много точек воздействия. Есть люди, которые работают здесь для сохранения лесов и борются здесь за чистое производство, за права трудящихся и честную торговлю, за осознанное потребление, блокирование свалок и против сжигания отходов, и, что очень важно, эти люди борются за то, чтобы правительство действительно избиралось народом и для народа. Вся эта работа критически важна, но ситуация действительно изменится, когда мы увидим взаимосвязи, когда мы увидим картинку полностью. Когда люди в системе объединятся, мы сможем линейную систему изменить и трансформировать эту во что-то новое, систему, которая не будет выбрасывать ресурсы или людей.

Что нам действительно надо выбросить, так это старую установку на одноразовое использование предметов. Существует новая школа мышления об этих вещах, основанная на устойчивости и справедливости: Экологическая химия, Ноль отходов, Замкнутая система производства, Возобновляемая энергетика, Местная экономика. Это происходит уже сейчас. Кто-то может сказать, что это нереально, идеалистично, и этого не может быть. Но я скажу, что нереалистичны те, кто хочет жить по-старому. Это мечты. Помните, что старый путь не возник сам по себе. Это не гравитация, с которой надо просто мириться.

Его создали люди. И мы — тоже люди. Поэтому давайте создадим что-нибудь новое.


Совестливое Социалистическое НогНинское Общественное Объединение "ШАМБАЛА"